Франкисты (секта)

Франкисты (сер. XVIII века — нач. XIX) — полухристианская мистическая секта, основанная среди польских евреев Яковом Франком (1726—1791), с учением мессианских преданий саббатианцев и признанием троичности Божества; её члены были вынуждены принять католичество во Львове и Варшаве .

Новая религиозная секта, возникшая среди польских евреев в середине XVIII века явилась конечным результатом двух причин:

Утратив свой политический характер, мессианизм с конца XVII века получает мистическую окраску; открытое народное движение превращается в тайное сектантское учение. В Турции образовалась полуеврейская, полумагометанская секта саббатианцев. В Польше (особенно в Подолии и Галиции) размножились кружки тайных саббатианцев, называвшихся в народе «шабси-цвинниками» или «шебсами» (по западному произношению имени «Саббатай»). Члены этих кружков в ожидании великих мессианских переворотов сбрасывали с себя иго строгой еврейской религиозности, пренебрегая многими религиозными законами и обрядами. Мистический культ «шебсов» заключал в себе элементы и аскетизма, и чувственности: одни предавались покаянию, истязали свою плоть и «скорбели о Сионе»; другие эмансипировались от присущих иудаизму строгих правил целомудрия и даже впадали иногда в половую распущенность. Польские раввины воздвигали гонения на «саббатианскую ересь» (Львовский собор (1722) и др.), но совершенно искоренить её было невозможно, так как она держалась главным образом в тайных кружках, имевших нечто вроде масонской организации.

Распространению мистицизма содействовало тяжелое социально-экономическое положение подольских и галицийских евреев в первой половине XVIII века, когда Польша клонилась к упадку, а гайдамацкие движения уничтожили в многих местах еврейской оседлости безопасность личности и имущества. Вызванный этим упадок раввинских школ и умственной деятельности вообще способствовал развитию мистических доктрин, принимавших иногда в народе самые уродливые формы.

После смерти покровительствовавшего им епископа сектанты подверглись ожесточенным гонениям со стороны раввинов и кагальных старшин. Контраталмудистам удалось получить от короля Августа III охранную грамоту (1758), но и это не могло вывести их из тяжёлого положения людей, которые, порвав связь с своими единоверцами, ещё не успели примкнуть к чужим. В этот критический момент Яков Франк явился в Подолию с новым планом: он выдавал себя за прямого преемника Саббатая-Цеви и уверял своих адептов, что получает чудесные откровения от Бога. Эти откровения гласили, что Франку и его последователям предназначено принять христианскую веру, которая должна служить только видимой переходной ступенью к будущей «мессианской религии».

Прибывший тем временем во Львов Яков Франк поощрял своих приверженцев к этому решительному шагу. Крещение франкистов было торжественно совершено в церквях Львова, причём восприемниками были представители польской знати; неофиты принимали фамилии и звания своих крёстных отцов и матерей и впоследствии вступили в среду польского дворянства. В течение года во Львове приняло крещение свыше 500 человек, в том числе приближённые и сподвижники Франка. Сам Франк принял крещение в Варшаве; крестным отцом его был сам король Август III (1759). В крещении Франк получил имя Иосиф.

До 1786 года Франк жил в моравском городе Брно, окружённый многочисленной свитой преданных ему сектантов и «паломников», приезжавших к нему из Польши. Большой приманкой для многих паломников служила красивая дочь Франка — Ева, которая с этих пор стала играть выдающуюся роль в организации секты. Франк ездил неоднократно с дочерью в Вену и успел приобрести расположение Венского двора. Набожная Мария Терезия смотрела на него как на распространителя христианства среди евреев, а Иосиф II, как рассказывали, был благосклонен к юной Еве Франк.

Попытки точно формулировать учение Франка на основании его изречений, сохранившихся в рукописных сборниках («Biblia balamutna»), были неудачными. Франкизм заключался в отрицании как религиозной, так и моральной дисциплины иудаизма. «Я пришёл избавить мир от всяких законов и уставов, которые существовали доселе», — гласит одно из характерных изречений Франка. В этом движении мечтательный мистицизм выродился в мистификацию, а мессианизм — в стремление избавиться от «еврейского горя» путем отречения от еврейства.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *