Музыкальное искусство Великого княжества Литовского

Музыкальное искусство Великого княжества Литовского — искусство XIII—XVIII веков, отражающее действительность и фантазии в звуковых художественных образах. Развивалось в рамках как народной, так и высокой культуры. Изначально наибольшее влияние имела церковная музыка, в XVII веке началось активное развитие светского музыкального искусства, что вылилось в создание частных оркестров и капелл в XVIII веке.

Первыми музыкантами Великого княжества Литовского были странствующие актёры-скоморохи. Музыканты (гусляры, лирники, бандуристы, дудари, дудочники, бубнисты, скрипачи, кобзари, цимбалисты и другие) участвовали с XV века в княжеских застольях и военных походах, в волочебном обряде, колядах, русалиях, свадьбах, играли танцы на празднествах. Игра на музыкальных инструментах была распространена при княжеских дворах, в войсках, в городской среде. Трубы, бубны, тулумбасы были главными инструментами в войсках княжеских дружин. В крупных городах магистратские музыканты служили трубачами на ратушах.С XVI века получил распространение народный кукольный театр батлейка, в спектакли которого включались музыкальные номера — популярные канты, народные песни и танцы. Значительное место отводилось музыке в комических сценках из народной жизни («Антон с козой и Антониха», «Матей и доктор», «Комаровская свадьба» и других).

Первоначально церковная музыка Великого княжества Литовского строилась на основе древнерусской православной церковной музыки, образовавшейся под влиянием византийского церковного пения, но уже в XI—XII веках сформировавшей оригинальный по форме и содержанию знаменный распев. К XV веку сложились его локальные типы. Древнерусская музыка отличалась одноголосной вокальной основой и безлинейной нотацией. Само название «знаменный распев» происходит от слова «знамя», означавшего зафиксированные крюками (знамёнами) напевы в отличие от пения по устной традиции.Крюки представляли собой комбинации чёрточек, точек, запятых, а также букв арабского алфавита и показывали направление движения мелодии, количество звуков попевки, темповые и динамические изменения и способ звукоизвлечения. Интервальные связи между отдельными знаками не показывались, поэтому крюки могли служить только напоминанием при исполнении знакомой мелодии и были непригодны для записи незнакомой. Несмотря на выход из широкого употребления в середине XVI века, крюки использовались монастырском быту и церковных хорах вплоть до начала XX века. Строчное пение распространилось в Великом княжестве Литовском в середине XVI века. Его название происходит от способа записи: партии, записанные крюками, размещались одна под другой над строчкой текста. Строчное пение было 2-, 3- или 4-голосным, имело линеарную мелодическую природу и опиралось на народное подголосочно-контрапунктическое многоголосие, в качестве основного голоса использовались песнопения знаменного распева. Строчное многоголосие подготовило почву для нового многоголосного стиля — партесного пения, который утвердился в Великом княжестве Литовском во второй половине XVI века, а в XVII веке вводился местными мастерами в российскую церковную практику. Самым ранним рукописным сборником, написанным линейной нотацией является Супрасльский ирмологион, относящийся к 1598—1601 годам.

Партесное пение (от позднелат. partes — голоса) как вид хорового многоголосного профессионального пения в церковной музыке, основанного на аккордово-гармоническом принципе и делении хора на партии (дискант, альт, тенор, бас) в православии не имело инструментального сопровождения, в католическом же богослужении применялось с участием органа и других инструментов. Мелодии иногда заимствовались из знаменного распева, кантов, псальм. Заимствованный напев проводился в теноре, бас исполнял функцию гармонического фундамента, один из верхних голосов двигался параллельно тенору в сексту или терцию, другой заполнял гармоническую вертикаль. Записывали произведения 5-линейной киевской нотацией.Учились партесному пению в братских школах. Каждое церковное братство имело хор, который участвовал и в выступлениях школьного театра. Именно братства стали очагами церковной и светской музыкальной культуры в XVI—XVII веках. Выпускники братских школ исполняли сложные многоголосные сочинения, записанные 5-линейной нотацией. Хоры братских школ участвовали в спектаклях школьного театра. Прогрессивным явлением было включение в школьную драму бытовых сатирических интермедий, насыщенных народными песнями и танцами.В католических костёлах прихожане совершали утреннее и вечернее молитвенное правило с «набожными песнями» ― духовными стихами. Пели их на любую подходящую мелодию. Униатские сборники молитв с конца XVII века часто сопровождались такими текстами. В конце XVI века в униатском богослужении начинает происходить вытеснение церковнославянского языка и постепенная замена его полонизмами и латынью. В XVIII веке униатская церковь, её иерархи и духовная интеллигенция используют практически только польский язык, изредка латынь .

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *