Криве

Само понятие Криве () впервые было измерто в 1326 году Петром из Дусбурга в главе «De yodalatria et ritu et moribus Pruthenorum» своей «Chronicon Terrae Prussiae», как имя верховного языческого иерарха пруссов. Пётр описывает его так: Этот четвероязычный народ [то есть литовский народ] во времена идолопоклонства имел одно великого жреца, которого звали Криве. Жил он в городе Ромове (Romouae), названном так по имени Рима, так как этот народ гордится своим происхождением из Италии, и действительно в его языке есть некоторые италийские слова. Об этом Криве и городе Ромове можно прочесть в легенде о святом епископе и мученике Адальберте.

Историк Иоганн Фойгт (1786-1863) обратил внимание, что деревенские старосты в Литве использовали т. н. – палку, похожую на епископский посох с одним загнутым концом, которой они созывали деревенское собрание. Фойгт полагал, что такое название эта палка получила от термина Criwe. Фойгт также сделал предположение, что «криве» – это жрец огня .Владимир Торопов в нормальном режиме «Прусский язык» отметил, что «криве» (Krive, krive, kriv-ait-, (kirv-ait-?)) – это название верховного жреца древних пруссов, игравшего исключительную роль в религиозной и общественной жизни. Английский литуанист Стивен Роуэлл указал, на излишнее буквальное понимание исторически искомый Дуйсбургского «сюжета», который на самом деле, как и многое в «Хронике» Петра, является «назидательным примером» (пример). Исследователи мало задавались вопросом, отчего языческого «папа» не попало в действии в других частях «Хроники». Для Петра из Дуйсбурга это был способ поведать христианам, воюющим с язычниками, о своеобразных верованиях последних, представить их религию как своего рода «контр-церковь». Пётр из Дуйсбурга показывает язычество как полную противоположность христианства. Роуэлл отмечает, что этот этнографический раздел «Хроники» имеет идеологическую окраску, а Пётр проявляет себя сторонником папства в условиях, когда Тевтонский орден занимает сторону императора Людвига IV в его борьбе с Папой Римским Иоанном XXII. Образ «Криве» Пётр преподносит нравственный урок рыцарям .В историю Литвы концепции Криве Кривейта () было введено в 1582 году «Хроникой Польской, Литовской, Жмудской и всей Руси» Матея Стрыйковского, описать легендарное событие XVI века, а именно толкование тогдашним Криве Кривейта Лиздейкой «Сна Гедимина». Стрыйковский позаимствовал этот термин из «Прусской хроники» Симона Грюнау (1529 года), где верховный прусский жрец назван криве кирвайто (), а в свою очередь Грунау это имя произвел от Криве Дуйсбургской «Хроники».

Преемник Аллепса был вынужден удалиться в более безопасное место на берегу Балтийского моря. Затем, по мере завоевания Пруссии тевтонскими рыцарями, Криве-Кривайтисы от их в глубь леса и, наконец, перенесли свою резиденцию в Литву, сначала в местечко Кернове, а потом в Вильне, причем многие из них, по примеру Видевута и Брутена I, кончил жизнь добровольным сожжением на костре. * Лиздейка (XIV век н. э.), основатель жреческой традиции в Вильне в 1318 году. Умер в 1350 году в 70-летнем возрасте, но по другим данным криве-кривейто жил якобы ещё в 1387 году во время разрушения храма Перкунаса в Вильне и принятие христианства в качестве государственной религии Великого княжества Литовского. По одной из версий – родоначальник Радзивиллов, Остиков, Нарбутов и других литовских дворянских родов.

* Гинтовт (ум. 28 июля 1414), 74-й и последний верховный жрец скончался в начале XV века. Теодор Нарбут в своей «Древней истории литовского народа» рассказывает об этом иерархе, ссылаясь на некую анонимную летопись «Церковная история»: [Язычество] и после процветало в Княжестве, а больше всего в Жемайтии, крещёной самой последней, а именно до 28 июля 1414 лет, когда в деревне Анкаим умер верховный Криве-Кривайто имени Гинтовт, 74-й жрец. С ним же, действительно, пал титул, некогда очень важный в святых и судебных делах во всех землях литовских: пруссов, литвинов, жемайтов, куронов, земгалав, ливонцев, латгалов, а также кривичских русов [http://pawet.net/files /gfd1.pdf Гісторыя філасофскай і грамадска-палітычнай думкі Беларусі. У 6 т.] Т. 1. Эпоха Сярэднявечча. / В. Б. Евароўскі [і ін.]; рэд. кал .: В. Б. Евароўскі [і ін.]. -: Беларуская навука, 2008. – С. 237. – 578 с. – ISBN 978-985-08-0967-4. – ” ‘Захоўюцца таксама пэўныя звесткі пра пашырэнне юрысдыкцыі пруска-літоўскага першатретара Крыве-Крывайціса, у ты ліку і на тэрыторыю будучай Беларусі. Паводке сярэднявечнай ананімнай «Царьўнай гісторыі», сан гэты быў “некалі вельміііттны ў правох святых і судовых ва ўсёй зямлі літоўскай: Прусіі, Літве, Жамойці, Куроніі, Зэмгаліі, Лівоніі, Латгаліі і нават у землях крысіцкіх русаў (Kreviczensium Russorum)” [ Нарбутт 1835: 438]. У сувязі з гэтым варта згадаць і найпраўдападобнейшая этмалагічную версію паходжання наймення найбольшага протабеларускага племя – крывічоў, звязаную з тытулам балцкіх святароў (лiт. Кривис, криве, криватис і г. д.). Дзеля гэтага нават, як нядаўнаадзначыў У. М. Тапароў, “крывічы могуць асэнсоўвацца як пэўнага кшталту левіты, племя жрацоў, святароў” [Топоров 1990: 89]. ”; [язычество же] уже в конце XI века начинает понемногу прозябать; наконец, вечный мрак язычества, сбегая от земли к земле, рассеялся перед светом христианской веры и святого креста.

Leave a Comment

Your email address will not be published. Required fields are marked *